Blog

Story from us


Duis aute irure dolor reprehenderit

строй дом ростов на дону

Синдромом Адели именуют всепоглощающую и долгосрочную любовную одержимость . Болезненную страсть, которая остается без ответа. Своим заглавием cиндром Адели должен дочери известного французского писателя Виктора Гюго, всю свою жизнь страдавшей от неразделенного чувства к британскому офицеру Альберту Пинсону.   Имея красивое образование, владея симпатичной наружностью и незаурядным музыкальным талантом, Адель Гюго не была обделена мужским вниманием. Но всем претендентам на ее руку и сердечко женщина постоянно отвечала отказом. Все поменялось после того, как в ее жизни появился лейтенант Пинсон.   Чуть познакомившись ним, Адель сообразила, что конкретно Пинсон – мужик всей ее жизни, и решила, что обязательно должна выйти за него замуж. Но юный британец совершенно не торопился связывать себя узами брака. А скоро он и совсем начал избегать отчаянно влюбленную в него писательскую дочь.   Но одержимая страстью, Адель не отступала. Она преследовала возлюбленного по всему миру, отправляясь за ним, то в Великобританию, то на Мальту, то в Канаду…   Оказавшись в городке, где был расквартирован полк Пинсона, Адель снимала номер в гостинице и проводила деньки в напрасном ожидании возлюбленного. Она писала ему нескончаемые письма, оплачивала его карточные долги и даже сама нанимала бабнику Пинсону проституток, так как только к дамам легкого поведения она его не ревновала. Родителей, знакомых и всех вокруг Адель убеждала, что она и Пинсон – легитимные супруги. На самом же деле свадьба свершилась только в ее помутившемся воображении. А вот Пинсон вскоре женился, и даже стал отцом. Но его избранницей оказалась отнюдь не Адель. Изрядно подуставший от преследований дочери Гюго лейтенант многократно пытался убедить несчастную женщину не питать несбыточных надежд, просил оставить его в покое, и уехать во Францию. Но все было напрасно: каждый день Адель караулила его у казармы. Когда офицер появлялся, она устремляла на него свой пристальный взгляд, а затем, молча, шла за ним до самого дома. Когда, спустя некоторое время, блудная дочь предстала перед отцом, Виктор Гюго едва узнал в помешанной, изможденной нищенке свою Адель.